Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

О суде (мобильная версия)

  • Общие положения. Квалификация действий лица как неосновательное обогащение
  • Соотношение требований о неосновательном обогащении с другими требованиями о защите гражданских прав
  • Возмещение стоимости неосновательного обогащения
  • Ответственность при невозврате неосновательного обогащения
  • Применение норм статьи 1109 Гражданского кодекса РФ

Общие положения. Квалификация действий лица как неосновательное обогащение

В соответствии со статьей 8 Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ) одним из оснований возникновения гражданских прав и обязанностей является неосновательное обогащение. Нормы данного правового института в большинстве своем нашли закрепление в главе 60 ГК РФ. В частности, здесь дается определение неосновательного обогащения как приобретения или сбережения лицом (приобретателем) за счет другого лица (потерпевшего) имущества без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований. Используемый в данном случае термин "имущество" следует толковать расширительно, включая сюда также имущественные права и все иные защищаемые законом материальные блага*(1).

При рассмотрении требований o взыскании неосновательного обогащения должны быть установлены факт такого обогащения и его размер. Как следует из содержания статьи 1102 ГК РФ, фактическое основание в данном случае будет иметь место при одновременном наличии следующих двух условий:

  • одно лицо за счет другого должно получить для себя выгоду;
  • получение такой выгоды приобретателем не должно иметь под собой предусмотренных правовыми актами или сделкой оснований.

В отношении первой ситуации необходимо указать, что без неразрывной связи между приобретением или сбережением имущества должником и соответствующим уменьшением чужого имущества такое правоотношение не будет иметь характер обязательственного*(2).

Потерпевшим, который вправе требовать взыскания неосновательно полученного, исходя из смысла статьи 1102 ГК РФ, может быть любое лицо, за счет которого произошло обогащение, а не только собственник имущества.

По делу N Ф08-3724/01 ОАО в адрес райтопа (ответчик) направлены пять вагонов с углем. Собственником угля являлось ОАО. В то же время данный товар ОАО отгружало во исполнение своих обязательств перед истцом по указанию последнего. При отсутствии у ответчика правовых оснований для получения за счет истца данной партии угля, со стороны первого имеет место неосновательное обогащение. Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа (ФАС СКО) признал не соответствующими содержанию статьи 1102 ГК РФ выводы суда о том, что иск о взыскании неосновательного обогащения может быть заявлен только собственником имущества. В данном случае даже при отсутствии факта предварительной оплаты угля истцом, последний несет соответствующие обязанности перед отправителем - ОАО, т.е. неосновательное обогащение получателя продукции произошло за счет истца. Федеральным арбитражным судом Северо-Западного округа в постановлении от 26.04.2000 по делу N А56-1122/00 также сделан вывод, что, как следует из буквального толкования пункта 1 статьи 1102 ГК РФ, потерпевшим признается собственник имущества либо лицо, хотя и не являющееся собственником, но владеющее имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором.

Не подлежат удовлетворению требования о взыскании неосновательного обогащения в виде приобретения, если лицо реально не получило имущество без установленных законодательством или сделкой оснований. Такое может иметь место, например, в случае признания недействительной или незаключенной многосторонней сделки по взаимному погашению задолженности, когда каждый из участников соглашения имеет право требования к какому-либо иному участнику и при этом является должником другого, а передачи имущества в натуре по такому договору не производилось.

По делу N Ф08-3695/2000 по подписанному четырехстороннему соглашению о проведении взаимозачета ОАО обязалось поставить ЗАО продукцию, после чего остальные участники должны были погасить задолженность другим сторонам по сделке в счет такого же погашения своей задолженности перед иными участниками. Так как ассортимент и количество товара определены не были, товар не поставлен, суд кассационной инстанции признал, что основания для зачета не наступили.

Отказывая в иске о взыскании погашенной суммы задолженности, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского (далее - ФАС СКО) округа указал, что требование истца к ОАО не может быть основано на институте неосновательного обогащения. Реальное предоставление участников соглашения друг другу, в том числе ответчику за счет истца, не произведено. Основания для снижения задолженности участников соглашения друг перед другом не наступили, следовательно, не имеет место и неосновательное обогащение ОАО за счет истца.

Рассматривая при разрешении дел вопросы правомерности получения одним лицом выгоды за счет другого, суды неоднократно указывали, что при наличии между сторонами договорных отношений нормы о неосновательном обогащении не подлежат применению.

Так, по делу Ф08-611/99 в иске ООО к ОАО о взыскании стоимости неосновательного обогащения отказано. Кассационная инстанция, оставляя судебные акты без изменения, указала, что фактически оплата произведена ООО ответчику во исполнение условий договора в компенсацию последнему затрат энергосистем на развитие энергетических источников, тепловых и электрических сетей. Договор не расторгнут, не оспорен, не изменен. При заключении договора между сторонами спор отсутствовал, договор подписан без разногласий, размер платежа согласован сторонами. Статьей 1102 ГК РФ предусмотрено, что признаками неосновательного обогащения является приобретение имущества за счет другого лица без установленных законом, иными правовыми актами либо сделкой оснований. При наличии договора применение главы 60 ГК РФ и последствий неосновательного обогащения исключается, в связи с чем отказ в удовлетворении иска правомерен.

В постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ (например, от 23.08.2000 N 7826/99 и от 03.07.01 N 9261/00) также отмечалось, что для констатации неосновательного обогащения необходимо отсутствие у лица правовых оснований (юридических фактов), дающих ему право на получение имущества. Такими основаниями могут быть договоры, сделки и иные предусмотренные статьей 8 ГК РФ основания возникновения гражданских прав и обязанностей.

Законодатель не связывает возникновение неосновательного обогащения с виновным поведением сторон по обязательству. При применении норм главы 60 ГК РФ не требуется устанавливать и такой элемент субъективной стороны, как наличие или отсутствие воли приобретателя имущества, самого потерпевшего или третьих лиц на приобретение или сбережение без правовых оснований.

Функциональное назначение обязательств, возникающих из неосновательного обогащения, состоит в правовом обеспечении восстановления первоначального имущественного положения кредитора за счет должника в объеме того имущества, которое неосновательно приобрел или сберег должник за счет кредитора*(3). В основе возникновения такого рода обязательств лежат разнообразные юридические факты, в качестве которых могут выступать как события, так и действия.

В нормах гражданского законодательства не предусматривается какой-либо исчерпывающий перечень ситуаций, при которых действия лица следовало бы квалифицировать как неосновательное обогащение, что обусловлено динамичностью развития правоотношений. Выделены лишь две основные группы: неосновательное приобретение и неосновательное сбережение имущества. Между тем еще в римском частном праве основными категориями обязательств из неосновательного обогащения были: иск о возврате недолжно уплаченного (condictio indebiti); иск о возврате предоставления, цель которого не осуществилась (condictio ob rem dati); иск о возврате полученного вследствие кражи (condictio ex causa furtive), по несправедливому или неправильному основанию (condictio ex iniusta causa); общий иск о возврате неосновательного обогащения (condictio sinhe causa)*(4). В юридической литературе принимались многочисленные попытки детализации и классификации случаев получения одним лицом выгоды за счет другого без установленных правовыми актами или сделкой оснований*(5). Определенную роль в этом процессе играет и судебная практика, имеющая дело с конкретными ситуациями.

Для примера можно привести некоторые выводы, сделанные на основании анализа постановлений ФАС СКО. Так, неосновательным обогащением является провозная плата в части, превышающей сумму, рассчитанную по прейскуранту.

По делу N Ф08-1343/01 железная дорога (ответчик), руководствуясь телеграммой МПС РФ от 05.09.98 N 722, определила размер провозной платы по ставкам сборника "Тарифная политика российских железных дорог", которая была внесена истцом. Кассационная инстанция признала не подлежащим применению при расчете провозной платы указание МПСу РФ N 722, так как оно является актом, изданным в нарушение установленного статьей 7 Транспортного устава железных дорог РФ порядка изменения тарифов по перевозкам, и противоречит действующему прейскуранту N 10-01 "Тарифы на грузовые железнодорожные перевозки".

Ответчик, применяя незаконные ставки, излишне взыскал с истца 251 394 руб. 39 коп. платы по договору перевозки. При этом провозная плата в части, превышающей сумму, рассчитанную по прейскуранту N 10-01, является неосновательным обогащением железной дороги, полученным без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований.

Согласно пункту 3 статьи 1103 ГК РФ правила о неосновательном обогащении могут применяться к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством, если иное не установлено Гражданским кодексом, другими законами или иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений. Факт осуществления расчетов между истцом и ответчиком через ТехПД не может повлиять на квалификацию излишне полученной провозной платы как неосновательного обогащения железной дороги. Оплата услуг перевозчика истцом производилась в денежной форме. Фактическое поступление денежных средств на счет железной дороги имело место и подтверждено платежным поручением.

При неперечислении Центральным банком РФ в федеральный бюджет денежных средств от сдачи в аренду недвижимого имущества, закрепленного за ним и являющегося федеральной собственностью, имеет место неосновательное обогащение со стороны указанного учреждения.

По делу N Ф08-3727/2000 Центральным банком РФ в лице Главного управления Центрального банка РФ по краю и ОАО (арендатор) 20.12.99 был заключен договор аренды федерального недвижимого имущества. Постановлением Правительства РФ от 30.06.98 N 685 "О мерах по обеспечению поступления в федеральный бюджет доходов от использования федерального имущества" предусмотрено ежемесячное перечисление арендных платежей за пользование арендуемым федеральным имуществом на лицевой счет соответствующего территориального органа Минимущества РФ, открытый им в органах казначейства. Договором устанавливалась обязанность уплачивать арендную плату арендодателю ежемесячно в срок не позднее 15 числа расчетного месяца в сумме 10 222 руб. 25 коп., в том числе НДС. За период с января по июнь 2000 г. Главное управление Центрального банка РФ по краю получило от ОАО арендную плату в размере 61 333 руб. 50 коп., из которых только 10 222 руб. (НДС) было перечислено в федеральный бюджет.

Поскольку в соответствии со статей 2 Федерального закона "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" закрепленное за Центральным банком РФ имущество является федеральной собственностью и остальная сумма, полученная ответчиком от сдачи в аренду федерального имущества, в бюджет не перечислена, кассационная инстанция признала правомерным удовлетворение исковых требований Мингосимущества края о взыскании с Центрального банка РФ указанных доходов.

В отличие от Гражданского кодекса РСФСР 1964 г. и Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик в ГК РФ не нашло закрепления правило, согласно которому неосновательное обогащение будет и в том случае, когда "основание, по которому приобретено имущество, отпало впоследствии". Между тем следует согласиться с мнениями тех авторов, которые указывают на возможность применения данного правила и в настоящее время*(6). Такая позиция подтверждается и практикой Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенной в постановлении Президиума от 22.04.97 N 802/97. В качестве примера можно привести изложенный в настоящей статье вывод, касающийся возможности взыскания в качестве неосновательного обогащения исполненного по расторгнутому договору.

Как указывалось ранее, неосновательное обогащение является одним из видов обязательств. В связи с этим к данным правоотношениям также подлежат применению нормы подраздела 1 раздела III ГК РФ, если это не противоречит существу такого рода обязательства. В частности, право на получение неосновательного обогащения и возмещения связанных с ним убытков может быть передано потерпевшим другому лицу по договору цессии.

По делу N Ф08-2412/99 банк (потерпевший) передал на основании договора цессии ООО (истцу) право требования к ОАО (приобретателю) по обязательствам вследствие неосновательного обогащения. Кассационная инстанция, признавая данную уступку правомерной, указала следующее. Согласно пункту 1 статьи 382 ГК РФ другому лицу может быть передано право, принадлежащее кредитору на основании обязательства. В силу пункта 2 статьи 307 ГК РФ обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда и из иных оснований, указанных в ГК РФ. У лица, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, возникает обязанность по возврату последнему неосновательно приобретенного или сбереженного имущества, а также по возмещению неполученных доходов (статьи 1102 и 1107 ГК РФ). Следовательно, право на получение неосновательного обогащения может быть уступлено потерпевшим другому лицу по договору цессии.

Соотношение требований о неосновательном обогащении с другими требованиями о защите гражданских прав

Статьей 1103 ГК РФ устанавливается, что правила о неосновательном обогащении подлежат применению также к требованиям:

  • о возврате исполненного по недействительной сделке;
  • об истребовании имущества собственником из чужого незаконного владения;
  • одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством;
  • о возмещении вреда, в том числе причиненного недобросовестным поведением обогатившегося лица.

Правила о неосновательном обогащении к указанным требованиям применяются субсидиарно*(7).

Ниже приведены некоторые выводы по делам, рассмотренным ФАС СКО и связанным с применением положений статьи 1103 ГК РФ.

Сторона по договору вправе в случае его расторжения истребовать исполненное по указанному соглашению до его расторжения при условии, что контрагент свои обязательства по договору не исполнил и обязанность встречного предоставления отпала.

Дело N Ф08-4444/01. В соответствии с заключенным между сторонами договором ответчик (ООО) обязался предоставить в пользование истцу телефонные номера АТС. Дополнительным соглашением ООО обязалось выполнить работы по включению номеров УАТС, имеющих выход в город, в течение двух месяцев после их оплаты истцом. Поскольку обязательства по выполнению работ, связанных с переключением номеров УАТС на новое коммутационное оборудование, ООО не исполнены в установленный договором срок после оплаты, истцом заявлены требования о расторжении договора и взыскании предварительно уплаченной суммы.

Оставляя без изменения решение суда в части возврата предварительно оплаченной суммы, кассационная инстанция указывала, что ссылка ответчика на пункт 4 статьи 453 ГК РФ, в соответствии с которым стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента расторжения договора, несостоятельна. Положения указанной нормы не исключают возможности истребовать в качестве неосновательного обогащения полученные до расторжения договора денежные средства, если встречное удовлетворение получившей их стороной не было предоставлено и обязанность его предоставить отпала. Основания для удержания перечисленных истцом денежных средств отпали при расторжении договора оказания услуг, поскольку в связи с этим прекратилась обязанность ответчика по подключению телефонов.

По делу N Ф08-1834/02 между истцом (заказчик) и ответчиком (подрядчик) заключен договор подряда от 05.01.99 на выполнение работ по капитальному ремонту, строительству и реконструкции строительного объекта стоимостью 500 000 руб. с учетом НДС. Срок выполнения работ установлен до 01.08.99. Истец произвел предоплату ответчику за выполненные работы в сумме 460 549 руб. 80 коп. 13 марта 2001 г. истец направил письмо о расторжении договора от 05.01.99, ссылаясь на невыполнение ответчиком работ. В связи с тем что ответчиком не предоставлены доказательства выполнения работ, суд кассационной инстанции оставил в силе решение по делу, которым были удовлетворены требования о взыскании суммы предоплаты и процентов за пользование указанными денежными средствами по расторгнутому в соответствии со статьей 715 ГК РФ договору подряда.

Указанный тезис соответствует положениям пункта 1 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11.01.2000 N 49 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении" (далее - информационное письмо N 49).

При невозможности индивидуализировать спорное имущество и отсутствии у фактического пользователя оснований для его приобретения к спорным отношениям должны применяться нормы о неосновательном обогащении, а не о виндикации.

По делу N Ф08-1298/01 ОАО обратилось в суд с иском к ООО об истребовании из незаконного владения муки высшего сорта в количестве 69 100 кг, муки первого сорта - 165 087 кг, второго сорта - 54 040 кг.

В соответствии с актом приема-передачи от 16.09.98 часть имущественного комплекса истца в составе семи объектов недвижимости мельзавода передана в муниципальную собственность в счет погашения задолженности по обязательным платежам в местный бюджет. В дальнейшем в соответствии с заключенным КУИ договором купли-продажи мельзавода имущество приобрела организация, которая внесла его в качестве вклада в уставный капитал образованного ООО.

Постановлением ФАС СКО от 10.10.2000 по делу N А53-13927/99-С4/20-41 акт от 16.09.98 в части передачи имущественного комплекса ОАО в муниципальную собственность признан недействительной сделкой.

После поступления мельничного комплекса во владение ответчика сторонами составлен акт сверки расчетов от 18.12.98, из которого следует, что на складе ООО хранится мука ОАО высшего сорта - 69 100 кг, первого сорта - 165 087 кг и второго сорта - 54 040 кг. При этом в акте отдельно по сортам указано количество муки, подлежащее передаче давальцам истца, переработанное за счет льготного кредита и собственно ОАО. По признанным недействительными сделкам указанное в акте сверки имущество не передавалось. Отменяя решение по делу, суд кассационной инстанции указал, что оснований для удовлетворения виндикационного иска не имелось. Объектом виндикации могут быть индивидуально-определенные вещи, а к родовым вещам (в данном случае - мука является родовой вещью) такой иск применяется, если это имущество индивидуализировано, т.е. отделено от других однородных вещей. Таких доказательств в материалах дела не имеется. Довод суда о том, что на момент составления акта сверки спорная мука была затарена в мешки, хранилась по местам хранения по сортам и могла быть пересчитана, не свидетельствует о ее индивидуализации.

Так как у ответчика не имелось оснований для приобретения муки, к спорным отношениям должны применяться нормы о неосновательном обогащении (глава 60 ГК РФ).

Данный вопрос обсуждался 11.05.2000 на семинаре-совещании судей ФАС СКО.

Тезис о том, что положения о неосновательном обогащении подлежат применению тогда, когда невозможно воспользоваться таким способом защиты, как предъявление виндикационного иска, ввиду отсутствия индивидуализированного предмета виндикации, неоднократно отмечался и в юридической литературе*(8).

В соответствии со статьей 1103 ГК РФ нормы о неосновательном обогащении подлежат применению и к требованиям о возмещении вреда.

По делу N Ф08-2933/2000 при подаче в трюм судовым краном принадлежащего ОАО (ответчику) автопогрузчика произошло его падение в трюм. В результате автопогрузчику причинены механические повреждения, исключающие возможность его восстановления. Истец - страховщик ответственности судовладельца - по требованию ОАО, являющегося собственником автопогрузчика, произвел оплату 110 000 долларов США, составляющую контрактную стоимость поврежденного имущества, объявленную ответчиком. Полагая, что реальная стоимость автопогрузчика с учетом его износа составляет лишь 25 102 доллара США, истец на основании статей 1102 и 1104 ГК РФ просил взыскать в свою пользу разницу между указанными суммами, составляющую неосновательное обогащение ответчика.

Кассационная инстанция, направляя дело на новое рассмотрение, указала на необоснованность вывода суда о невозможности применения норм о неосновательном обогащении к последствиям деликатных правоотношений сторон, наступивших в результате падения автопогрузчика. В соответствии со статьей 1103 ГК РФ правила, предусмотренные главой 60 Кодекса, подлежат применению также к требованиям о возмещении вреда, поскольку иное не установлено настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений. Суду следовало рассмотреть спор по существу, исследовать и дать оценку представленным сторонами доказательствам о действительном размере ущерба, причиненного повреждением автопогрузчика, и, соответственно, о наличии либо отсутствии неосновательного обогащения ОАО с учетом положений глав 59 и 60 ГК РФ.

Данная практика соответствует положениям пункта 2 информационного письма N 49.

Возмещение стоимости неосновательного обогащения

В соответствии с пунктом 2 статьи 1105 ГК РФ лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило. При определении такой цены следует по аналогии руководствоваться нормами пункта 3 статьи 424 ГК РФ, предусматривающими применение цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги.

По делу N Ф08-2748/01 договор аренды базы отдыха признан недействительным, фактически прикрывающим состоявшуюся сделку купли-продажи указанного имущества между истцом и ответчиком. Направляя дело на новое рассмотрение, кассационная инстанция указала, что суду необходимо установить все полученное по недействительной сделке. При этом истец вправе требовать от ответчика стоимость пользования имущественным комплексом не по цене, установленной ничтожным договором, а по цене, установленной по правилам пункта 3 статьи 424 ГК РФ. Кроме того, арбитражному суду рекомендовано выяснить, какие доходы получены ответчиком в результате пользования спорным имуществом с учетом его затрат на содержание и сохранение имущества (статья 1108 ГК РФ), а также с зачетом уплаченных истцу денежных средств по недействительной сделке купли-продажи базы отдыха и процентов за пользование этими средствами.

Для установления размера неосновательного обогащения при пользовании имуществом, находящимся в федеральной (государственной) собственности, должны применяться правовые акты, которыми установлен порядок расчета платы за аренду такого имущества.

По делу N Ф08-3724/2000 кассационная инстанция указала, что поскольку полученное по недействительной сделке выражается в пользовании федеральным имуществом, размер неосновательного обогащения правомерно определен в виде неуплаченных в бюджет арендных платежей по ставкам, установленным распоряжениями Мингосимущества РФ от 30.04.98 N 396-р, 09.10.98 N 1286-р, 14.05.99 N 671-р "О порядке расчета арендной платы за пользование федеральным недвижимым имуществом".

При установлении размера подлежащего взысканию неосновательного обогащения следует учитывать особенности этого имущества как объекта гражданских прав, установленные гражданским законодательством, возможность применения норм об определении стоимости пользования имуществом к указанным отношениям.

По делу N Ф08-3597/2000 иск заявлен о взыскании неосновательного обогащения в связи с тем, что ОАО (ответчик) необоснованно отклонило предложение КУИ (истец) о сдаче в аренду муниципального имущества в виде части электрокабельных панелей (каналов для прокладки электропроводов). Кассационная инстанция указала, что истец ошибочно определил размер неосновательного обогащения исходя из полученной арендной платы за пользование имуществом с учетом остаточной балансовой стоимости электрокабельных панелей ввиду следующего. Согласно статьям 606, 607 ГК РФ объектом договора аренды является определенное имущество, представляющее собой либо обособленные природные объекты, либо непотребляемые вещи. Ни часть электрокабельных панелей, ни каналы для прокладки электропроводов в электропанелях не представляют собой обособленное имущество, состоящее на учете собственника как определенная вещь. Поскольку указанные объекты не обладают признаками обособленного имущества, они не могут быть объектами договора аренды и к ним не могут быть применены специальные нормы института аренды, касающиеся вещей (статьи 611, 612, 616, 619, 622 - 624 Кодекса), а также общие нормы статьи 424 ГК РФ об определении цены за пользование аналогичным товаром.

В соответствии со статьей 1105 ГК РФ стоимость неосновательно полученного или сбереженного имущества может быть взыскана с приобретателя только в том случае, если отсутствует возможность возвратить это имущество в натуре.

По делу N Ф08-0829/01 основанием для передачи истцом акционерному обществу (ответчику) технологической линии явился договор от 15.02.94. Указанный договор признан судом незаключенным, в связи с чем ответчик фактически получил от истца спорную линию безосновательно (статья 1102 Гражданского кодекса РФ). В силу статей 1103, 1104 Гражданского кодекса РФ акционерное общество обязано возвратить истцу спорную линию в натуре. Обязанность по уплате стоимости технологической линии у ответчика возникает в случае утраты или повреждения этого имущества (статья 15 Гражданского кодекса РФ), а также в случае невозможности возвратить в натуре неосновательно полученное (статья 1105 Гражданского кодекса РФ). Поэтому для удовлетворения требований о взыскании стоимости спорного оборудования истец в порядке статьи 53 Арбитражного процессуального кодекса РФ должен был доказать факт его отсутствия у акционерного общества. Однако суд факт бесспорного отсутствия технологической линии у ответчика не установил.

По делу N Ф08-1266/02 территориальное управление комитета Российской Федерации по государственным резервам (ответчик) и АООТ (истец) подписали договор ответственного хранения хлебопродуктов государственного резерва, по которому истец обязался хранить, производить учет и отпуск по указанию поклажедателя заложенных в государственный резерв муки в количестве 550 т. и пшеницы - 10 556 т. При отпуске в 1999 - 2000 гг. указанного зерна была обнаружена недостача, которую хранитель во исполнение требования ответчика погасил путем восстановления недостающего количества пшеницы за свой счет, чтобы избежать ответственности за неисполнение требования ответчика. Исковые требования обоснованы тем, что ответчик безосновательно без учета естественной убыли хранившегося зерна понудил истца восстановить указанное количество пшеницы в госрезерв, тем самым причинил убытки.

Кассационная инстанция со ссылкой на статьи 1102, 1105 Гражданского кодекса РФ отменила принятые по делу судебные акты и указала следующее. Установив необоснованность требования ответчика о восстановлении недостающего количества зерна, составляющего естественную убыль, и отсутствие права ответчика на это зерно, суд в то же время не обосновал, на основании каких доказательств сделан вывод о праве истца на возмещение убытков, а не на возврат спорного количества зерна. Между тем из показаний сторон следует, что восстановленное зерно по-прежнему находится на складе, переоформлены лишь документы.

Статья 1105 ГК РФ применяется не только к случаям пользования имуществом без намерения его приобрести, но и к случаям пользования чужими услугами.

Дело N Ф08-1529/99. По договору аренды с правом выкупа от 12.11.95, признанным впоследствии недействительным, ООО получило от автоколонны в пользование здание столовой с находящимся в нем оборудованием. Полученное имущество использовалось обществом для осуществления хозяйственной деятельности, в процессе которой потреблялись коммунальные услуги (канализация и др.). Стоимость потребленных услуг составила 94480 руб. 52 коп. В связи с этим кассационная инстанция признала обоснованным и соответствующим статьям 1102, 1103, 1105 ГК РФ применение судом апелляционной инстанции норм о неосновательном обогащении (сбережении), взыскав с ответчика указанную сумму. Данными статьями предусмотрено, что лицо, неосновательно (в том числе на основании недействительной сделки) пользовавшееся чужими услугами, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования.

Данный вывод соответствует практике Высшего Арбитражного Суда РФ. В постановлении Президиума от 06.04.99 N 5771/98 указывалось, что стоимость коммунальных услуг, полученных неосновательным пользователем имущества, но не оплаченных им, является неосновательным обогащением.

Ответственность при невозврате неосновательного обогащения

Неосновательный характер приобретения (сбережения) имущества делает его объективно противоправным*(9). Однако применение мер ответственности будет иметь место только тогда, когда лицо узнало или должно было узнать об отсутствии правовых оснований для получения выгоды за счет другого лица.

Так, пунктом 1 статьи 1105 ГК РФ предусмотрено взыскание убытков, вызванных изменением стоимости имущества при несвоевременной его передаче потерпевшему после того, как приобретатель узнал о неосновательном обогащении. В судебной практике возникал вопрос: достаточно ли для удовлетворения иска о взыскании таких убытков доказать только факт увеличения стоимости (рыночной цены) этого имущества либо их возмещение должно производиться по правилам статей 15 и 393 ГК РФ, в соответствии с которыми доказыванию подлежит не только размер убытков, но и факт нарушения, а также причинная связь между нарушением права и возникновением убытков?

Из анализа положений статьи 1105 ГК РФ можно сделать следующие выводы:

1. Убытки, вызванные последующим изменением стоимости неосновательно приобретенного (сбереженного) имущества, подлежат взысканию за весь период пользования этим имуществом.

В случае, если приобретатель возместил стоимость имущества немедленно после того, как узнал о неосновательности обогащения, убытки не взыскиваются, а взысканию подлежит только действительная стоимость этого имущества на момент его приобретения.

2. Указанные в пункте 1 статьи 1105 ГК РФ убытки, по существу, являются объективными потерями потерпевшего, подлежащими возмещению за счет приобретателя имущества.

Таким образом, в данном случае речь идет о минимальном размере убытков, вызванных неосновательным получением (сбережением) имущества. Для удовлетворения иска об их взыскании потерпевшему необходимо представить в суд надлежащие доказательства изменения рыночной стоимости (цены) этого имущества по сравнению с его ценой, существовавшей на момент незаконного приобретения.

Изложенное не исключает возможности возмещения потерпевшему и иных убытков, причиненных неосновательным получением (сбережением) имущества, которые взыскиваются судом по общим правилам (статьи 15 и 393 ГК РФ). В этом случае доказыванию подлежит не только их размер, но и факт нарушения, а также причинная связь между нарушением права и возникновением убытков.

Иным видом ответственности за несвоевременный возврат неосновательно полученного или сбереженного является уплата приобретателем процентов за пользование чужими денежными средствами.

Взыскание того, что лицо сберегло вследствие неправомерного пользования имуществом, является взысканием не убытков (упущенной выгоды), а неосновательного обогащения, на сумму которого могут быть в соответствии со статьей 1107 ГК РФ начислены проценты за пользование чужими денежными средствами.

Так, по делу N Ф08-1617/02 кассационная инстанция признала обоснованным вывод судов по делу, что ООО (ответчик) неосновательно занимает спорные помещения, принадлежащие истцу.

Согласно исковому заявлению истец определил требуемую сумму в размере 65 352 руб. 60 коп. как убытки в виде упущенной выгоды, исчисленные исходя из неполученной истцом арендной платы за спорные помещения за период с 29.01.01 по 22.07.01 и процентов за тот же период. С истцом согласился суд первой инстанции, указав, что взысканию подлежит упущенная выгода. Апелляционная инстанция в постановлении указала, что взыскано неосновательное обогащение. ФАС СКО поддержал вывод апелляционной инстанции, поскольку в данном случае взыскание с ответчика того, что он сберег вследствие пользования помещениями, является взысканием неосновательного обогащения, обязанность возместить которое предусмотрена статями# 1102 - 1105 ГК РФ. Обязанность ответчика уплатить проценты за пользование чужими денежными средствами на сумму неосновательного обогащения следует из части 2 статьи 1107 ГК РФ.

Данный вывод находит подтверждение и в практике Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ. Так, в постановлении от 30.01.02 N 8024/01 указано, что неосновательным обогащением является не только само помещение, которое неправомерно было передано в аренду, но и доходы в виде арендной платы, полученной от сдачи такого помещения в аренду. Поэтому в соответствии с пунктом 2 статьи 1107 ГК РФ на сумму неосновательного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими денежными средствами.

При взыскании процентов за пользование суммой неосновательного обогащения необходимо устанавливать момент, когда приобретатель узнал или должен был узнать о правонарушении.

По делу N Ф08-2862/2000 ООО (истец) по накладным N 113 и 25 передало хозяйственному магазину сельпо товары. По накладной от 16.05.97 хозяйственный магазин сельпо возвратил ООО часть полученных товаров. Часть товара не возвращена и не оплачена. В отзыве на иск председатель сельпо (ответчик) указывает на получение спорных товаров заведующей магазином сельпо. Отменяя решение суда об отказе во взыскании суммы неосновательного обогащения, кассационная инстанция исходила из следующего.

Согласно статьям 1102 и 1107 ГК РФ лицо, которое без установленных законом или сделкой оснований приобрело имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное имущество (неосновательное обогащение). На сумму неосновательного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими денежными средствами с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения. Из статей 3, 4, 6, 8, 9, 13, 14 Федерального закона "О бухгалтерском учете" следует, что сельпо по итогам отчетного года (с 01.01 по 31.12) должно составлять бухгалтерскую отчетность, в частности, бухгалтерский баланс всей организации, включая структурные подразделения, на основании представленных первичных учетных документов. Ответственность за организацию бухгалтерского учета, соблюдение законодательства при выполнении хозяйственных операций несут руководители организаций. Из материалов дела следует и судом установлено, что ответчик неосновательно обогатился за счет истца, о чем сельпо должно было узнать по окончании отчетного года при составлении годового бухгалтерского баланса, т.е. 31.12.97. Таким образом, в силу статьи 1107 ГК РФ с 01.01.98 ответчик должен уплатить проценты за пользование указанной суммой. Отказывая в иске со ссылкой на то, что магазин не является юридическим лицом, а сделка, совершенная неуполномоченным лицом, в последующем не одобрена руководителем юридического лица, суд не учел установленные им обстоятельства и не применил статьи 1102 и 1107 ГК РФ, подлежащие применению.

По делу N Ф08-3394/01 суд, удовлетворяя требования истца о взыскании процентов в соответствии со статьями 395, 1107 Гражданского кодекса РФ на сумму неосновательно перечисленных ответчику денежных средств, не исследовал вопрос о том, когда у ответчика возникла обязанность по их уплате. Из платежного поручения от 20.08.99 N 569 видно, что оно принято к оплате банком 20.08.99, однако суд не проверил день фактического поступления спорной суммы на расчетный счет ответчика, а также не исключил из расчетного периода время, необходимое для осуществления возвратного платежа.

При признании сделки недействительной проценты по статье 395 ГК РФ могут быть взысканы только при наличии неосновательного приобретения одной из сторон. Такое обогащение будет иметь место только в том случае, если имущество было передано по сделке только одной стороной без встречного предоставления или такое встречное предоставление является явно неравноценным. Последнее нашло отражение в пункте 27 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами". При этом судам, применяющим последствия недействительной сделки, предлагается исходить из презумпции, согласно которой все, что стороны успели предоставить друг другу по такой сделке, является эквивалентным, что исключает возможность неосновательного обогащения, а следовательно, и взыскания процентов*(10).

К требованию о взыскании процентов за пользование средствами, полученными в качестве неосновательного обогащения по недействительной сделке, применяется общий срок исковой давности.

По делу N Ф08-2899/2000 кассационная инстанция указала, что так как требования по ничтожной сделке могут заявляться в течение 10 лет, а общий срок исковой давности в силу статьи 196 ГК РФ установлен 3 года, то взыскание процентов за пользование неосновательно полученным по этой сделке может быть проведено за период 3 года до предъявления иска, по которому сделка была признана недействительной.

Применение норм статьи 1109 Гражданского кодекса РФ

В главе 60 ГК РФ предусматривается перечень случаев, когда неосновательно приобретенное имущество не подлежит взысканию в качестве неосновательного обогащения. Между тем отсутствие оснований в некоторых из данных ситуаций связано с отсутствием самого факта получения одним лицом выгод за счет другого без установленных законом оснований. По мнению О.С. Иоффе, при передаче имущества по обязательству до наступления срока его исполнения "вообще нет неосновательного приобретения: имущество приобретается на законном основании, в силу существующего между сторонами обязательства, а досрочное исполнение, по общему правилу, обязательно для кредитора гражданина и допустимо с согласия кредитора в отношениях между организациями"*(11).

В связи с этим представляется неверным определение статьи 1109 "Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату". Более корректно этот вопрос был урегулирован в Гражданском кодексе РСФСР 1964 г., где статья 474, содержащая подобные правовые нормы, носила название "Имущество, не подлежащее возврату".

Во всех четырех пунктах статьи 1109 ГК РФ речь идет о приобретении, а не о сбережении имущества.

При перечислении авансовых платежей по расторгнутому в последующем договору не может быть в силу пункта 1 статьи 1109 ГК РФ отказано во взыскании суммы неосновательного обогащения в размере указанных платежей как переданных во исполнение обязательства до наступления срока исполнения.

По делу N Ф08-3116/2000 между ОАО (заказчиком) и АОЗТ (подрядчиком) заключен договор подряда, который в дальнейшем расторгнут на основании статьи 450 Гражданского кодекса РФ в связи с существенным нарушением договорных обязательств заказчиком. ОАО предъявило иск о взыскании с АОЗТ денежных средств, полученных в качестве предоплаты по указанному договору, но не освоенных ответчиком. Кассационная инстанция отклонила доводы кассационной жалобы АОЗТ о применении статьи 1109 ГК РФ, запрещающей возврат в качестве неосновательного обогащения имущества, переданного во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, указав следующее. По условиям договора подряда и в соответствии с графиком (приложение к договору) предусмотрено перечисление денежных средств в форме авансовых платежей в счет выполненных работ, в связи с чем основания применения правовой нормы, на которую ссылается заявитель жалобы, отсутствуют.

В соответствии с пунктом 4 статьи 1109 ГК РФ для отказа в возврате неосновательного обогащения приобретатель должен доказать, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности. При этом следует учитывать, что к отношениям по передаче в благотворительных целях имущества от одной коммерческой организации другой нормы пункта 4 статьи 1109 ГК РФ не подлежат применению, так как согласно статье 575 ГК РФ дарение между указанными организациями не допускается (дело N Ф08-528/98). Данный вывод соответствует практике Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ (постановление от 15.02.02 N 2773/01).

Применение норм статьи 1109 ГК РФ возможно лишь при условии, если лицо необоснованно перечислило денежные средства или передало имущество добровольно и намеренно (без принуждения и не по ошибке), а его воля была направлена на передачу их приобретателю.

По делу N Ф08-2754/2000 в ходе исполнительного производства судебный пристав-исполнитель предложил взыскателю (истцу) уплатить за должника (ответчика) исполнительский сбор. Кассационная инстанция указала, что поскольку обязанность по уплате исполнительского сбора в силу закона возложена на должника, то перечисление истцом денежных средств на указанные цели является неосновательным обогащением (сбережением) ответчика за счет взыскателя. При этом признаны ошибочными выводы суда о необходимости применения норм пункта 4 статьи 1109 ГК РФ. В соответствии с данной статьей сумма неосновательного обогащения не подлежит возврату, если лицо, передавшее деньги или иное имущество, сделало это добровольно и намеренно (без принуждения и не по ошибке), зная при этом об отсутствии своей к тому обязанности либо, действуя из благотворительных целей, т.е. воля передавшего их лица была направлена непосредственно на передачу их приобретателю (лицу, обязанному уплатить исполнительский сбор). В указанном случае из материалов дела следовало, что взыскатель был введен в заблуждение судебным приставом-исполнителем, обещавшим возвратить уплаченную им за должника сумму, после реализации имущества за счет разницы в стоимости имущества должника (строение), подлежащее возврату должнику. Однако после оценки стоимости имущества разницы, подлежащей возврату должнику, не оказалось. Таким образом, взыскатель добросовестно заблуждался, ошибочно рассчитывая на возмещение ему суммы сбора, уплаченной за должника, за счет имущества последнего. Воля взыскателя не была направлена на обращение уплаченной им суммы исполнительского сбора в пользу должника. Поэтому, принимая решение по данному делу, суд должен был руководствоваться статьей 1107 ГК РФ.

Аналогичной позиции придерживается и Федеральный арбитражный суд Уральского округа. Так, в постановлении от 11.09.98 по делу N Ф09-754/98-ГК данный суд признал обоснованным применение пункта 4 статьи 1109 ГК РФ, поскольку основанием для приобретения имущества ответчиком явилась добровольная и намеренная (без принуждения и не по ошибке) передача денег и имущества.

В соответствии с пунктом 4 статьи 1109 ГК РФ бремя доказывания того, что взыскатель знал об отсутствии обязательства, во исполнение которого приобретателю предоставлены денежные средства или иное имущество, лежит на приобретателе.

По делу N Ф08-756/2000 ЗАО (истец) платежными поручениями от 09.06.99 и 17.06.99 уплатило отделению СКЖД (ответчику) по его счетам сбор за пользование подъездным путем. Кассационная инстанция поддержала выводы суда апелляционной инстанции об удовлетворении исковых требований о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами исходя из следующего. Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 19.07.99 по делу N А32-8972/99-41/279 по спору между этими же сторонами признано право собственности на спорный подъездной путь за ЗАО. Из содержания решения следует, что подъездной путь находится в собственности истца с 1992 г. Поскольку ставки сборов за пользование подъездными путями, за подачу и уборку вагонов применимы лишь при условии, что подъездные пути принадлежат железной дороге, то взыскание сборов с собственника подъездных путей неправомерно (раздел Б "Сборы за дополнительные операции, связанные с перевозкой грузов" прейскуранта 10-01 "Тарифы на грузовые железнодорожные перевозки"). При этом отклонен довод кассационной жалобы о необходимости отказа в иске на основании пункта 4 статьи 1109 ГК РФ. Ответчик, как приобретатель, должен был представить доказательства, свидетельствующие о том, что истец при перечислении денежной суммы знал об отсутствии у него такого обязательства. Однако отделение СКЖД подтверждений указанного в судебном заседании не представляло, а наоборот, оспаривало право собственности ЗАО на подъездной путь. Этот спор был предметом судебного разбирательства, и судебное решение по нему было принято уже после перечисления денежных сумм.

В.Е. Епифанов,
судья, стаж работы в Федеральном арбитражном суде
Северо-Кавказского округа - 2 года

Р.Н. Махненко,
помощник судьи

И.В. Соловьев,
помощник судьи

"Вестник Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа", N 1, январь-февраль 2003 г.


*(1) Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части второй / Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 1997. С.709.

*(2) См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РCФCР / Отв. ред. С.Н. Братусь, О.Н. Садиков. М., 1982. С.554.

*(3) См.: Советское гражданское право. Т.2 / Под ред. О.А. Красавчикова. М., 1985. С.418.

*(4) См.: Римское частное право / Под ред. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. М., 1999. С.481.

*(5) См.: Гражданское право. Том II. Полутом 2 / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 2000. С.445; Ем В.С. Обязательства вследствие неосновательного обогащения // Законодательство. 1999. N 7. С.7.

*(6) См.: Ем В.С. Обязательства вследствие неосновательного обогащения // Законодательство. 1999. N 7. С.7; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй / Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 1997. С.709; Коробов К.Ю. Споры, связанные с применением норм, регулирующих обязательства вследствие неосновательного обогащения // Арбитражные споры. 2000. N 2 (10). С.27.

*(7) См. изложение лекции Л.А. Маковского "О концепции и некоторых особенностях второй части Гражданского кодекса", прочитанной в Высшем Арбитражном Суде РФ в феврале 1996 г.

*(8) См.: Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1950. С.198; Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С.860; Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М., 1999. С.327.

*(9) Иоффе О.С. Указ. соч. С.858.

*(10) См.: Витрянский В.В. Проценты за пользование чужими денежными средствами (комментарий к постановлению Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14) // Хозяйство и право. 1998. N 12. С.24.

*(11) Иоффе О.С. Указ. соч. С.863. 


Страницы1 | 2 | 3 | 4


К основному документу >>